Закон о неразделении семьи

Семья — дело государственное: чем вредны «поправки Мизулиной» в Семейный кодекс

Закон о неразделении семьи

Пакет «семейных» изменений в Конституции некоторые называли маневром, отвлекающим от «главной поправки». Но уже 14 июля группа сенаторов во главе с Еленой Мизулиной внесла в Государственную думу проект федерального закона с многообещающим названием «О внесении изменений в Семейный кодекс Российской Федерации в целях укрепления института семьи».

Семейный кодекс действует с 1995 года и за это время почти не менялся. До июля 2020 года это не вызывало у сенаторов беспокойства. Зато теперь «укрепить институт семьи» предлагается 112 поправками в 69 статей кодекса из 170.

Первопричиной внесения поправок авторы называют «изменения в общественной жизни». Они действительно происходят. Например:

  • по всей стране женщины, дети, пожилые люди и мужчины систематически подвергаются семейно-бытовому насилию, а мер по его профилактике все еще нет;
  • сотни тысяч людей состоят в фактических семейных отношениях, успевая завести детей и даже внуков, но так и не обретя взаимных прав и обязанностей;
  • множество людей, не нарушающих никаких законов, страдают от дискриминации по признакам пола и сексуальной ориентации, нуждаясь в защите семейных и личных прав;
  • государству с рыночной экономикой и частной собственностью необходимы эффективные механизмы защиты имущественных прав членов семьи — от оптимизации правового режима имущества супругов до обеспечения выплаты алиментов и возможности передать благосостояние из поколения в поколение.

В законопроекте ни о чем из перечисленного не сказано­­. Вместо этого внимание обращают на «сформировавшийся общественный запрос на сохранение традиционных семейных ценностей» (каких именно — не раскрывается).

Выступая за принятие поправок, сенаторы указывают на «несовершенство и внутреннюю противоречивость нормативного правового регулирования семейных отношений». Несовершенными, по их мнению, являются принципы гражданского (частного) права, на которые опирается действующая редакция Семейного кодекса:

  • построение семейных отношений на чувствах взаимной любви и уважения;
  • взаимопомощь и ответственность перед семьей всех ее членов;
  • недопустимость произвольного вмешательства кого-либо в дела семьи;
  • обеспечение беспрепятственного осуществления членами семьи своих прав, возможность судебной защиты этих прав;
  • добровольность брачного союза;
  • равенство прав супругов в семье;
  • разрешение внутрисемейных вопросов по взаимному согласию.

Казалось бы, что может быть лучше для семьи, чем максимальная диспозитивность, свобода воли, равенство сторон и недопустимость произвольного вторжения в частные дела? Однако по мнению Елены Мизулиной и ее коллег, такой «подход создает предпосылки для разрушения института семьи», оправдывая вмешательство государства во внутрисемейные отношения «в целях защиты отдельных членов семьи». Авторы законопроекта считают, что раз при участии в семейных отношениях не обойтись без периодического взаимодействия с госорганами, такие отношения «имеют публично-правовую направленность».

Другими словами, нас пытаются убедить в том, что семья — не частное, а государственное дело. Что интересы государства в семейных делах выше и важнее, чем интересы членов семьи. Поэтому вмешиваться во внутрисемейные отношения ради защиты отдельных членов семьи плохо, а ради защиты государственных интересов ­— хорошо.

  • Принципы семейного законодательства предлагают дополнить «уважением к семейным и нравственным ценностям народов России» и «презумпцией добросовестности действий родителей». Несмотря на благозвучие и декларативность, на практике это может привести к оправданию жестокого обращения с детьми. Например, женское обрезание, наносящее увечья девочкам в некоторых регионах и применяемое по инициативе родителей, можно будет отнести к их добросовестным действиям, соответствующим местным ценностям.
  • В кодекс также хотят внести отдельную статью с терминами. Родители в ней определены как кровные мать и отец ребенка. Неясно, что эта дефиниция создает, кроме искусственного водораздела между биологическими родителями и усыновителями, которые во всех правах и обязанностях приравнены к родственникам по происхождению. Если норму примут, неизбежные споры будут возникать и при определении того, кто должен считаться «кровной матерью» в случае суррогатного материнства.
  • В той же статье предлагается определение брака как добровольного союза мужчины и женщины, направленного на создание семьи, государственная регистрация которого производится органами ЗАГС. С точки зрения юридической техники эта норма лишняя — из других статьей исчерпывающе следует порядок заключения брака и препятствия к этому. Поправка о невозможности заключения брака лицами одного пола также носит исключительно идеологический, а не прикладной характер.Игнорирование фактических семейных отношений, независимо от пола партнеров, приводит не к тому, что эти отношения перестают существовать, а к тому, что они попадают в серую зону. Более разумным и эффективным могло бы стать признание последствий таких союзов, как это уже сделано применительно к режиму совместной собственности супругов, который может быть прекращен с момента раздельного проживания при прекращении семейных отношений.
  • Большая часть законопроекта посвящена отношениям родителей и детей: ответственность родителей предлагается в целом смягчить (в дополнение к презумпции их добросовестности), при этом расширяя возможности передавать ребенка третьим лицам в качестве «временной» меры защиты, а самих детей хотят ограничить в праве выражать свое мнение.Авторы поправок предлагают сохранить право выражать мнение только за ребенком, «способным сформулировать свои взгляды». Поскольку дети часто становятся заложниками конфликта родителей, возможность выяснить и учесть мнение ребенка, даже если оно выражено сумбурно, крайне важна. Ограничение такого права несет угрозу физической и психологической безопасности детей.
  • Право и обязанность родителей воспитывать своих детей и заботиться об их развитии хотят поставить в зависимость от способностей и финансовых возможностей. Такая формулировка создает поле для злоупотреблений и уклонения от исполнения родительских обязанностей, что, в свою очередь, может стать причиной ограничения родительских прав.
  • Порядок отобрания ребенка у родителей при непосредственной угрозе его жизни и здоровью предлагается сделать исключительно судебным. Практика применения данной нормы органами опеки не очень распространена, в том числе в силу загруженности — им трудно быстро и объективно оценить ситуацию в семье, поэтому многие дети возвращаются к родителям, у которых были отобраны. Как изменится ситуация, если эти функции переложить на не менее загруженные и не более подготовленные к такому суды, авторы поправок не объясняют.
  • В очевидный конфликт с приоритетом семейного воспитания детей входит запрет назначать опекунами (попечителями) лиц, состоящих в однополом брачном союзе, зарегистрированном за рубежом. Эта норма не только носит дискриминационный характер и прямо нарушает конституционные права представителей ЛГБТ, но и вредит самим детям.

Семейные ценности нельзя внести в качестве поправок. За них нельзя проать всенародно. Их нельзя зацементировать. Они не бывают традиционными или наоборот. Лучшее, что может сделать государство ради укрепления института семьи, — просто не мешать и не обрекать людей на социальное сиротство.

Источник: https://www.forbes.ru/forbes-woman/405401-semya-delo-gosudarstvennoe-chem-vredny-popravki-mizulinoy-v-semeynyy-kodeks

Когда государство нарушает принцип не разделения семьи: практика российско-украинской границы – ИА REX

Закон о неразделении семьи

В декабре Фонд “Украина – Россия», занимающийся защитой прав граждан двух стран, столкнулся с одним из многих случаев, когда государство, есть основания считать,  нарушает принцип не разделения семьи – семьи, интересы которой охраняются  российским и украинским законом. На горячую линию Фонда  15.12.2013 г. в 04.49  поступило  устное обращения от гражданина Украины Х., который оказался в форс-мажорной ситуации.

Со слов гражданина Х., он состоит в официальном браке. Его жена – россиянка – вместе с ребенком  возвращались на автомобиле с похорон матери мужа с Винницкой области через пункт пропуска “Три сестры” в Черниговской области. Российские пограничники поставили перед фактом гражданина Украины Х.

о имеющемся запрете на его въезд в РФ, о котором он не подозревал. Семья оказалась в сложном положении: транспортное средство российское, зарегистрировано на жену, водительское удостоверение – только у мужа, в машине грудной ребенок.

Решили пересечь границу с Белоруссией, но выяснили, что база данных по запрету на въезд общая. Россиянке въезд в Россию запретить не имеют права, но что делать семье? Государство, принимая решение по букве определенного нормативно-правового акта, вообще об этом не задумывается.

Надо заметить, что и Украина, руководствуясь своими НПА, игнорирующими принцип не разделения семьи, часто создает препятствия для совместного проживания семей.

Валерий Пушилин,президент Фонда содействия развитию международного сотрудничества и защиты прав и свобод граждан “Украина – Россия”:

С  ситуациями о запрете въезда на территорию РФ к нам на горячую линию за последний период времени обращаются все чаще.

Иностранному гражданину при пересечении границы РФ поясняют, что въезд ему запрещен, при этом основания для запрета на въезд в РФ чаще всего не известны пограничной службе.

Иностранец оказывается в тупиковой ситуации: въезд в страну невозможен, однако и узнать по какой причине ограничен въезд также не возможно в силу невозможности нахождения на территории России. 

Первым шагом в решении проблемы является выяснение данного основания. Одним из оснований для запрета во въезде на территорию РФ (они изложены в ст. 26, 27 ФЗ от 15.08.1996 г. № 114 «О порядке выезда из РФ и въезда в РФ”)  является решение о нежелательности пребывания (проживания) на территории РФ иностранного гражданина либо лица без гражданства.

Указанное решение может быть принято различными органами исполнительной власти в соответствии с инструкцией — отдельной для каждого органа.

В случае если при принятии решения иностранному гражданину оно не вручалось, в зависимости от предполагаемых оснований (отбывание наказания, заболевание опасное для населения, нарушение миграционного законодательства) его следует получить в одном из органов исполнительной власти указанных выше.

В большинстве случаев у органов, вынесших именно решение нежелательность пребывания иностранного гражданина или лица без гражданства на территории РФ нет полномочий по его отмене – даже в случае, если основания для запрета на въезд в РФ отпали.

Указанное обстоятельство объясняется законодателем следующим образом — в целях недопущения коррупции в органах государственной власти. Поэтому – единственно возможным способом въехать на территорию России в рассматриваемом случае является обращение в суд через своего представителя с целью обжалование решения о нежелательности пребывания.

Если основания запрет на въезд в Россию отпали – в суд подается заявление об отмене соответствующего решения о нежелательности пребывания на территории РФ иностранного гражданина или лица без гражданства.

Если само решение было принято незаконно (не было оснований принятия, грубо нарушен порядок принятия решения, регламентированный соответствующими инструкциями) — в суд подается заявление об оспаривании соответствующего решения о нежелательности пребывания на территории РФ иностранного гражданина или лица без гражданства и его отмене.

В подобных делах суд руководствуется позицией Конституционного суда РФ: при принятия подобных решений должны соблюдаться права иностранного гражданина в сфере семейной жизни, а также должен применяться принцип соразмерности, адекватности и пропорциональности используемых правовых средств. Таким образом, суд учитывает семейное положение иностранного гражданина или лица без гражданства, нахождение его семьи на территории РФ, возможность его проживания в его родной стране, а также необходимость применения таких серьезных мер к иностранному гражданину. 

По решениям о нежелательности пребывания по некоторым иным основаниям (наличие судимости за преступления, совершенные на территории РФ, некоторые заболевание, привлечение к ответственности за деяния, связанные с незаконным оборотом наркотиков, угроза безопасности РФ) имелась положительная практика Европейского суда по правам человека и как следствие судов общей юрисдикции РФ. 

Очень важный факт: чтобы выяснить причину ограничения въезда иностранному гражданину нужно предъявить соответствующие заявление по месту нахождения органов исполнительной власти — в Москве.

Отменять в судебном порядке решение о нежелательном пребывании на территории РФ — необходимо в судах Москвы.

Поэтому если Вы хотите снять запрет на въезд в РФ — Вам необходимо воспользоваться помощью адвоката в Москве. 

В последнее время, в связи с изменением миграционного законодательства РФ территориальными органами ФМС России (а не самим ФМС России) в отношении иностранных граждан принимается решение о не разрешении въезда на территорию РФ. Основания для его вынесения в соответствии с действующим законодательством следующие:

– нарушение иностранным гражданином РФ сроков пребывания на территории РФ (для граждан СНГ составляет 90 суток) более чем на 30 суток.

Между принятием решения о закрытии въезда и включения иностранного гражданина в список лиц, въезд которым на территорию РФ не разрешен проходит длительное время, именно поэтому после вынесения территориальным органом ФМС решения о не разрешении въезда иностранный гражданин может еще несколько раз пересекать границу.

Срок закрытия въезда – три года с момента выезда. В случае если иностранный гражданин нарушил сроки пребывания вследствие тяжелой болезни – необходимо предоставить в орган, принявший решение соответствующие медицинские документы.

– привлечение иностранного гражданина к административной ответственности на территории РФ за последние три года два и более раз.

Штрафы ГИБДД (даже не значительные) также являются основанием для закрытия въезда по указанной статье.

Если иностранный гражданин оплачивает штраф – данное обстоятельство не является основанием для открытия въезда на территорию РФ. Штрафы учитываются за последние три года.

Въезд запрещается на три года с момента последнего административного правонарушения. Решение о запрете принимается без учета того, есть ли у иностранного гражданина имеется разрешение на работу, патент и даже разрешение на временное проживание(РВП).

Только недавно в России органами власти и прессой громко было озвучено, какому большому числу граждан Украины был запрещен въезд и как гражданину Украины следует обеспокоиться, не принято ли такое решение в отношении него. Было заявлено, что на сайте ФМС иностранец может найти эту информацию. Попробуйте сами и посмотрите, что у Вас получится.

В результате разговора выяснили, что гражданин Украины Х. привлекался за нарушения ПДД, но вовремя оплатил штрафы. Тем не менее, у пограничников имелась информация о запрете на въезд. При этом российские пограничники не дают постановление об отказе в пропуске через границу, равно как и письменных или устных разъяснений о причинах запрета.

Семья оказалась в ужасном положении не только потому, что глава семьи не может въехать в РФ, но и потому, что отказали во въезде не известив, со слов гражданина Х., при выезде с территории России, поставив в тупиковую ситуацию во время поездки. Даже жена-россиянка с ребенком не смогла дальше поехать в РФ – нет водительского удостоверения.

После всего случившегося семья поехала в Киев в Посольство России на Украине. В результате общения с гражданкой России нам удалось выяснить, что Посольство России не смогло помочь в решении сложившейся ситуации. Оспорить решение о запрете гражданину Украине практически крайне сложно и обременительно.

Роман Грезин, эксперт Фонда содействия развитию международного сотрудничества и защиты прав и свобод граждан “Украина – Россия”:

За годы работы Фонда мы сталкивались не раз со случаями, когда чиновник в России или на Украине, действуя в соответствии с нормативно-правовым актом, попирает международный гуманитарный принцип не разделения семьи.

Той самой семьи, интересы которой защищает и российский и украинский закон, не говоря уже о том, что и в Украине и в России, как во всех цивилизованных странах, признается приоритет общепризнанных норм и принципов международного права, даже если учесть последние нападки на п. 4 статьи 15 Конституции РФ, в которой об этом говорится.

Чаще всего проблемы заключаются в том, иностранный гражданин, следуя букве иммиграционного законодательства, не может какое-то время проживать (пользуясь социальными правами постоянного жителя) или даже пребывать со своей семьей.

Омбудсмены же в России и в Украине такие, что предпочтут спрятаться за сложной процедурой (пройдите все круги ада, потому уж к нам),  а нормативно-правовые акты игнорируют принцип не разделения семьи, что не может не быть объектом внимания уполномоченных по правам человека.

Мы вынуждены были давать советы, как практически выживать членам семьи в таких условиях, предлагали альтернативы. А если речь идет о запрете на въезд на несколько лет(иногда с аннулированием вида на жительство или разрешения на временное проживание) – по семье наносится самый беспощадный удар.

И кем? Государством, призванным обеспечивать наши права – как гражданина, так и иностранца, в том числе интересы семьи. Мы имеем дело с извечной проблемой постсоветских стран: человек и государство живут в разных измерениях.

Проблему разделения семьи или предпочитают не замечать, или в лицо скажут: вы имеете право проживать, а при чем здесь ваши дети? Возмутительно также то, что иностранец часто и знать не может о запрете, как сложно ему выяснить этот факт, его причины, обжаловать законное или незаконное решение. Чего стоит брутальный разворот на границе ничего не подозревающего человека. Никто не думает о моральном и материальном ущербе гражданина. Даже если запрет вынесли законно – гражданина наказывают дополнительно самой брутальностью системы принятия решений. 

У нас есть права. Но в государственном управлении и Украины и России сидят матерые тролли, обученные в разных академиях управления тому, как троллить канцелярским языком и жестокими решениями народ, читающий законы и надеющийся, что его права не только декларируются, но и гарантируются.

Хочется спросить в лицо власть имущих: Конституция – это троллинг? Проблема жесткого (и жестокого) игнорирования принципа не разделения семьи должна прозвучать максимально громко.

Гражданское общество должно получить ответ на самом высоком уровне: признает ли власть за семьей право проживать совместно  и что власть собирается сделать, чтобы нормативно-правовые акты и правоприменительная практика не разрушали семьи.

Источник: https://iarex.ru/news/44106.html

Родители отговорили законодателей «спасать» детей из семьи

Закон о неразделении семьи

Пакет законопроектов под общим названием «О внесении изменений в Семейный кодекс и другие федеральные законы в целях укрепления института семьи», предусматривающий скоростное изъятие детей из семей, которые власти сочли бы неблагополучными, и планировавшийся к первому чтению на этой неделе, отозван его авторами в понедельник.

Об этом «Эксперту Online» сообщил член комитета по госстроительству Госдумы Вячеслав Лысаков.

«Учитывая общественный резонанс, авторы законопроекта сообщили коллегам по комитету о своем решении отозвать его. Я как член профильного комитета только сегодня с утра получил несколько десяток писем с требованиями отложить это обсуждение. Поэтому решение моих коллег совершенно правильное», — рассказал он.

По словам депутата, никакого официального оформления такого отзыва документа регламент Госдумы не предусматривает, поскольку любой законопроект до момента вынесения его на пленарное заседание остается интеллектуальной собственностью разработчиков.

Дали задний ход

Профильный комитете Госдумы изначально, 11 ноября, поддержал законопроект.

Однако массовая оппозиция со стороны общественности привела к тому, что в минувшую неделю думские фракции стали одна за другой отказываться от его поддержки — сперва справедливороссы, затем ЛДПРовцы, и наконец, коммунисты.

Даже фракция правящей партии, к которой принадлежит глава профильного комитета по госстроительству Павел Крашенинников, в итоге признала, что выносить «закон 2К» на первое чтение сейчас было бы преждевременным.

Против принятия законопроекта высказался и вице-спикер Госдумы Петр Толстой. «Не для того мы принимали поправки в Конституцию, чтобы продолжать заимствовать дурные западные практики», — написал он в своем Фейсбуке. 

Предполагалось, что решение, выносить рассмотрение законопроекта на пленарное заседание или отправить на доработку и дополнительное обсуждение, примет в понедельник Совет Госдумы, куда входят представители всех фракций. Однако Совету ГД в итоге не пришлось этим вопросом заниматься.

Законопроект был внесен в Госдуму 10 июля. После того, как о подготовке «закона 2К» (официально — законопроекта № 986679-7) стало известно, родители направили более 30 тысяч писем протеста против «ювенального террора» в Кремль, на Охотный Ряд, руководству парламентских партий. Всего подписи против законопроекта поставили на сегодня более 120 тысяч человек.

Отделались легким испугом

Документ, разработанный депутатом Павлом Крашенинниковым и сенатором Андреем Клишасом (и поэтому получивший у общественных активистов обозначение «закона 2К»), предусматривал, что отобрание детей у родителей будут производить специально создаваемые для это цели суды.

В связи с этим предлагалось внести изменения в ст. 77 Семейного кодекса, в Федеральный закон «О полиции», дополнить Гражданский процессуальный кодекс новой главой 381 «Отобрание ребенка при непосредственной угрозе жизни ребенка или его здоровью».

Возмущение, чтобы не сказать панику, у родителей в этом документе вызвало всё: что ювенальные суды будут принимать решения в закрытом режиме, что сам процесс будет составлять не более суток, что перечень оснований, по которым детей могут отобрать у родителей и других попечителей, настолько субъективен и широк, что ни один российский папа или мама не могут быть уверенными в безопасности своих чад. Больше всего возмутило и испугало родителей то, что такие решения суды смогут принимать вообще без их, родителей, участия.

Если родители увидели законопроекте № 986679-7 угрозу чисто инстинктивно, то эксперты указывали на то, что этот акт противоречит Конституции РФ — статье 45, которая гарантирует защиту государством прав и свобод гражданина и статье 114, объявляющей семью «традиционной ценностью». Законопроект также не согласуется с действующими ГПК, ГК, Семейным Кодексом и рядом других правоустанавливающих актов.

Кроме того, юристы нашли в документе противоречия с базовым принципом правосудия — презумпцией невиновности гражданина. Одним из наиболее вопиющих примеров нарушения такой презумпции эксперты увидели в том, что законопроект позволяет отнимать ребенка у родителей, даже если сами родители никакой угрозы детям не представляют.

Каждой из этих огрех по отдельности было достаточно, чтобы отправить законопроект если не в мусорную корзину, то на глубокую переработку — а в «законе 2К» юридических несуразиц юристы насчитали десятки.

Расслабляться рано

Хотя в названии законопроекта упоминается укрепление института семьи, в реальности он направлен на подрыв ее основ, говорит член правления некоммерческого партнерства в защиту семьи, детства личности и охраны здоровья «Родительский комитет» Юрий Власкин.

«В этом документе исключительно отчетливо видно, как наша власть подменяет понятия, разворачивая их смысл на 180 градусов. Авторы законопроекта на словах позиционируют себя как патриоты и государственники.

Но те законы, которые они и их товарищи по правящей партии предлагают, в большинстве своем носят разрушительный для российских традиционных ценностей, а значит и для общества, характер.

По сути, эти законодатели продвигают либеральные западные ценности, направленные на атомизацию общества и уничтожение ее основной структуры — семьи», — охарактеризовал он инициативу «2К» в разговоре с «Экспертом Online».

Хотя массовое родительское «контрнаступление» на этот раз заставило законодателей отступить, общественности не следует расслабляться. Не в традициях российской власти «идти на поводу» у граждан, предупреждает Власкин.

«Власть в России отвыкла, что ее инициативы могут не получить «всенародного одобрения», что называется, с колес. Поэтому любой мало-мальски слаженный протест снизу моментально вызывает замешательство наверху. Но это именно минутная слабость.

Мы практически уверены в том, что после определенной паузы этот законопроект — возможно, с какими-то косметическими поправками, – вновь будет предложен к анию в Госдуме. Поэтому мы, во всяком случае в «Родительском комитете», давно придерживаемся тактики борьбы за права детей и родителей в конкретных конфликтных ситуациях.

Это эффективнее, чем бороться с глобальным трендом на ликвидацию семьи как общественного института», — говорит общественник.

Как подчеркивает собеседник «Эксперта», законопроект «2К» избыточен даже с чисто формальной точки зрения: в действующем законодательстве уже и сейчас содержатся многочисленные нормы, позволяющие изымать детей из родительской семьи. Поправки Клишаса и Крашенинникова просто делали бы этот процесс более «эффективным», снимая пока еще имеющиеся преграды для молниеносного отчуждения малолетних от родителей.

Не мытьем так катанием

Общественность не согласна с авторами законопроекта в их объяснениях, что его необходимость якобы объясняется нововведением в Конституцию, согласно которому дети являются важнейшим приоритетом государственной политики России. 

Руководитель общественного совета в Госдуме по защите семьи от ювенальных технологий Николай Мишустин (сам отец шестерых детей), напомнил «Эксперту Online», что пропоненты «ювеналки» не первый год пытаются облечь свои идеи в законодательную форму не мытьем, так катанием.

«В прошлом и нынешнем созывах Госдумы мы провели более двадцати круглых столов — по числу вносившихся инициатив, направленных на разрушение института семьи», — сказал он.

Среди таких инициатив Мишустин называет закон о социальном патронате (2013), законопроект о бытовом насилии (2019), и еще полтора десятка других инициатив федерального и регионального уровней. Часть из них была принята, часть — как сегодняшний — отвергнута парламентариями.

Все эти инициативы, хотя в них затрагиваются совершенно различные аспекты семейных отношений, имеют общий знаменатель: передать естественные функции семьи по отношению к детям государственным органам, указывает он.

«Все ювенальные технологии западного образца используют иезуитский прием: права ребенка объявляются приоритетом перед правами родителей.

   То есть семья объявляется институтом, который эти права ограничивает по определению, поскольку такое ограничение проистекает из самого наличия у родителей обязанностей по воспитанию своих детей.

То есть исполнение родительских обязанностей по этой извращенной логике воспринимается как покушение на права ребенка», — объясняет эксперт.

Значит, это кому-то нужно

Помимо абстрактных идеологических мотивов, ювенальщиками и их лоббистами движет сугубо практический интерес, утверждает он.

«В одной только Москве на каждого детдомовца стоит очередь из порядка 500 приемных семей.

Приемные семьи получают из московского бюджета около 40 тысяч рублей в месяц на каждого взятого под опеку ребенка, плюс алименты с биологических родителей, плюс возможность отжать у них жилье. Детский дом тоже получает миллион рублей из бюджета.

Конвейер по перемещению детей из родных семей в патронажные очень щедро финансируется. Поэтому девять из десяти изъятых из родительских семей детей перемещаются в патронажные семьи», — утверждает однофамилец премьер-министра.

Раскручивается же этот «конвейер», по словам Мишустина, доносами учителей, врачей, полицейских. Самое страшное, добавляет он, когда детей подстрекают доносить на собственных родителей.

«В школах чуть ли не с первого класса детям внушают, что, если они поссорились с родителями, им надо не бояться рассказать об этом учителю или — в более старших классах — позвонить по специальному телефону доверия.

Это становится орудием, которым подростки при прямом поощрении учителей шантажируют своих родителей — то есть токсичная система «павликов морозовых» насаждается на государственном уровне», — возмущается Мишустин.

Часто эта система бьет бумерангом по самим детям, которые в силу возраста не в состоянии предвидеть последствия своего доносительства на ближайших родственников.

Так, в 2012 году с собой покончила 15-летняя девочка, ранее изъятая вместе с двумя сестрами из семьи социальными службами Архангельской области по ее же собственному заявлению.

В 2015 году в Москве 15-летняя девочка выпрыгнула из окна 9 этажа, когда опека приехала «спасать ее от родителей».

В 2018 году наложил на себя руки 13-летний подросток в Ростовской области, которого органы опеки забрали прямо с урока в школе. Это не исчерпывающий перечень.

Источник: https://expert.ru/2020/11/16/roditeli-otgovorili-zakonodatelej-spasat-detej-iz-semi/

Допускать ли раздельное устройство братьев и сестер в семьи: мнения экспертов | Милосердие.ru

Закон о неразделении семьи

В действующее законодательство нужно внести изменения, чтобы появилась возможность устраивать братьев и сестер в разные семьи, сказала заместитель руководителя Департамента труда и социальной защиты населения города Москвы Алла Дзугаева, выступая на пресс-конференции 29 мая.

«По нашему мнению, требуется внесение изменений в действующее законодательство, чтобы дать возможность устраивать детей не только в одну семью, когда братьев и сестер много, когда они не воспитывались вместе», — сказала она.

Согласно Семейному кодексу РФ, усыновление братьев и сестер разными лицами, как и передача братьев и сестер под опеку или попечительство разным лицам, не допускается.

Возможность исключений в законе упоминается, но она никак не регламентирована, отметила Алла Дзугаева.

«Поместить 3-5 детей в семью значительно сложнее, чем 1-2 детей», — добавила она. Некоторые дети, попавшие в сиротские учреждения, оказываются «заложниками» этой ситуации, ведь далеко не каждый готов взять из приюта домой сразу нескольких воспитанников.

«Новые родители должны поддерживать отношения сиблингов»

«Я во многом согласна с этим предложением, но только с рядом уточнений, — сказала в комментарии для «Милосердия.

ru» Галина Семья, доктор психологических наук, профессор МПГУ, член Координационного совета при президенте РФ по реализации стратегии действий в интересах детей на 2012-2017 гг.

— Должна быть проведена оценка последствий разлучения сиблингов, оценена степень привязанности детей друг к другу.

Необходимо доказать, что были предприняты все меры по их совместному семейному устройству. И если разлучение физическое происходит, то обязанностью новых родителей должно стать поддержание сиблинговых отношений.

Как показывает практика, формирование родственных отношений в детском доме, особенно если они встречаются только в организации — одна из самых сложных задач. Она решается только за счет совместной деятельности детей, совместных семейных праздников и пр. Поэтому для приемных родителей это будет очень непростая задача».

«Нужно исходить из того, общаются ли дети, есть ли между ними связь»

«Несмотря на то, что семейное законодательство предусматривает возможность разделения братьев и сестер, если это в их интересах, важно сформировать правоприменительную практику, предусматривающую индивидуальный подход, — отметила в комментарии для «Милосердия.ru» Яна Леонова, директор благотворительного фонда «Измени одну жизнь». — И исходить из того, общаются дети или нет, есть ли между ними связь. В таких случаях детей разделять, конечно, нельзя.

Но бывают ситуации, когда старшие дети отказываются уходить в семью, и из-за этого их младшие братья или сестры тоже лишаются шанса на семейное устройство, несмотря на то что они порой друг друга практически не знают и находятся в разных учреждениях.

Я очень надеюсь на то, что такие случаи возможно будет предусмотреть в методических рекомендациях. Нормативными актами эту проблему не решить, необходимо знакомство с историей каждой маленькой семьи из двух или более детей для того, чтобы учитывать интересы каждого из них».

«Прописать так, чтобы это не было люфтом для любых случаев»

«Речь идет о том, чтобы в определенных случаях, когда устроить детей в семью всех вместе невозможно, рассмотреть возможность разрешения на раздельное проживание детей при опеке или усыновлении, — пояснила «Милосердию.ru» Наталья Карпович, председатель РОО «Объединение многодетных семей Москвы».

— Например, когда в социальном учреждении проживают более трех детей из одной кровной семьи. Или когда старший из братьев или сестер скоро вступит в самостоятельную жизнь.

Или когда среди этих детей есть ребенок с очень сложной патологией, которому невозможно оказать медицинскую помощь в семейных условиях, и поэтому он вынужден оставаться в социальном учреждении.

В таких случаях остальные дети тоже теряют возможность воспитываться в приемной семье.

Предлагается внести такие изменения в законодательство, при которых в подобных экстренных случаях можно будет действовать в интересах детей и позволить им быть в семье.

Прописать в законодательстве так, чтобы это не было люфтом для любых случаев, не разрешало вообще ситуацию разделения семьи, а именно для таких историй.

Я считаю, что опеку или усыновление нужно всегда рассматривать в индивидуальном порядке, потому что это вопросы жизни и благополучия определенного человека».

СправкаВ Москве по состоянию на 1 апреля 2018 года проживает 20 662 ребенка, оставшегося без попечения родителей, из которых 19020 детей или 92,05 % воспитываются в семьях и 1642 ребенка или 7,95 % в организациях для детей-сирот.С начала 2012 года в замещающие семьи передано 11,5 тысячи детей. По состоянию на 14 мая 2018 года на учете в региональном банке данных о детях города Москвы состоит 1624 ребенка.Из общего количества детей, воспитывающих в семьях опекунов (попечителей), 66% несовершеннолетних воспитываются в семьях родственников.На текущий момент в организациях для детей-сирот, в основном, остаются дети старшего возраста, из многодетных семей (трое и более братьев и сестер), имеющие тяжелые хронические заболевания, ментальные нарушения и другие. Благодаря принимаемым мерам такие дети также устраиваются в семьи. За три года передано на воспитание в семьи:1353 ребенка старше 10 лет (2015 год – 335, 2016 год – 403 ребенка, в 2017 году – 615 детей); 481 ребенок-инвалид (2015 год – 170 детей-инвалидов, за 2016 год– 211 человек, в 2017 году – 100 несовершеннолетних с инвалидностью).

В течение последних 6 лет количество детей, воспитывающихся в организациях для детей-сирот города Москвы, сократилась более чем 2,5 раза (с 4079 детей до 1624 ребенка).

29 мая 2018 года состоялась пресс-конференция заместителей руководителя Департамента труда и социальной защиты населения города Москвы Аллы Дзугаевой и Екатерины Бербер по теме «Моя московская семья»: реализация социальных программ в интересах семьи и детей».

Источник: https://www.miloserdie.ru/news/dopuskat-li-razdelnoe-ustrojstvo-bratev-i-sester-v-semi-mneniya-ekspertov/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.