Что такое доводы в суде

Почему юристы проигрывают апелляцию и кассацию?

Что такое доводы в суде

Как правило, юристы совершают три основные ошибки в суде апелляционной инстанции.

1. Не проверяют безусловные основания для отмены решения

Это сильный довод для отмены решения, но его часто упускают из виду. Юристы слишком увлекаются обоснованием своей позиции и описанием обстоятельств, но забывают проверить, есть ли в деле безусловные процессуальные нарушения.

Если апеллянт найдет хотя бы одно такое нарушение — суд отменит решение и пересмотрит дело по правилам первой инстанции, то есть заново рассмотрит спор по существу. При таком пересмотре можно будет подавать ходатайства и заявления, представлять доказательства, если по каким-либо причинам не сделали это в первой инстанции.

Наиболее часто в жалобах апеллянты ссылаются на два нарушения — суд рассмотрел дело без лица, участвующего в деле, которое не известили о времени и месте заседания, или суд принял решение о правах и обязанностях лиц, которые не привлечены к участию в деле.

Если судью по делу незаконно заменили или нарушена территориальная подсудность — можете ссылаться на рассмотрение дела в незаконном составе суда.

Проверяйте, есть ли в деле протокол судебного заседания — вышестоящие суды часто отменяют решения из-за его отсутствия. Если в деле нет аудиозаписи судебного заседания, суды также могут отменить решение по этому же основанию.

Апелляция отменит решение, если аудиозаписи нет, но на ней были зафиксированы сведения, которые послужили основанием для принятия судебного акта. Поэтому укажите в жалобе, какие важные сведения были на аудиозаписи. Например, допросы свидетелей, экспертов, осмотр доказательств.

2. Юристы плохо выстраивают защиту

Юрист приводит в апелляционной жалобе бесконечный перечень ошибок суда от серьезных до ничего не значащих.

Например, когда он указывает, что судья неправильно применил нормы и при этом был без мантии, второй довод явно перечеркивает серьезность первого. Сами нарушения апеллянты обычно формулируют в общих словах — без ссылки на конкретные доказательства и материалы дела. Судьи редко воспринимают такие жалобы положительно.

Рекомендация — пишите не более четырех-пяти четко сформулированных оснований для отмены. В каждом доводе желательно описывать три момента: ошибку нижестоящего суда, неверный вывод, к которому он пришел из-за этой ошибки, и вывод, к которому суд должен был прийти.

3. Юристы пассивно ведут себя в апелляции

Когда суд уже рассмотрел дело по существу, юристам кажется, что их задача в апелляции — лишь приводить аргументы за и против решения суда. Это не совсем так. Апелляция — это последняя возможность закрыть доказательственные пробелы в позициях сторон по делу. Воспользуйтесь этим.

Пробуйте представить в апелляции существенные для дела доказательства, заявляйте ходатайства. Апелляционная инстанция может принять от стороны дополнительные доказательства и рассмотреть ходатайства о получении новых доказательств, но только в двух случаях.

Первый случай — если сторона обоснует, что не могла представить их в первую инстанцию по уважительным причинам. Вторая — если суд первой инстанции их отклонил.

 То есть в апелляции необходимо еще раз заявить все ходатайства и доказательства, которые отвергла первая инстанция.

Если не представили доказательства в первую инстанцию, но они имеют существенное значение для дела, все равно представьте их в апелляции.

Если не сможете привести уважительные причины или они явно «притянуты», вероятность, что суд примет доказательство или удовлетворит ходатайство, все равно остается: суд скорее примет новое доказательство, чем не примет его под риском отмены судебного акта.

Например, компания обратилась к обществу с иском о взыскании неосновательного обогащения. Так как ответчик не представил доказательств, что удержал перечисленные деньги обоснованно, суд удовлетворил иск.

В суд апелляционной инстанции ответчик представил договоры и акты сдачи-приемки услуг, которые подтвердили наличие обязательств между истцом и ответчиком и основание платежей. Апелляция приобщила документы к делу и отказала в иске.

 Вышестоящие суды согласились с апелляционной инстанцией.

Ошибки в кассации

Юристы совершают шесть популярных ошибок. Первые три разобрали в разделе про апелляцию. Еще три ошибки характерны только для кассации.

1. Доводы жалобы выходят за пределы рассмотрения кассации

В 99 процентах случаев, когда кассация оставляет в силе решения нижестоящих судов, она указывает, что доводы жалобы направлены на переоценку фактических обстоятельств дела и доказательств. А это не входит в пределы рассмотрения дела в кассации. Кассация лишь проверяет, правильно ли суды применили нормы материального и процессуального права.

Причина такой практики — юристы часто копируют в кассационную жалобу текст апелляционной. Например, в жалобе пишут, что «выводы судов не соответствуют фактическим обстоятельствам и представленным в дело доказательствам».

Если хотите представить новые доказательства или выполнить процессуальные действия, которые возможны только в первой инстанции, ищите безусловные основания для отмены решения.

Ссылайтесь в кассационной жалобе именно на ошибки в применении норм — это ваши основные доводы. Все аргументы, которые связаны с неисследованием или неверной оценкой доказательств, приводите лишь в подтверждение ошибок суда.

2. Доводы жалобы не соответствуют просительной цели

Цель кассатора — добиться отмены судебных актов, с которыми он не согласен.

Для этого он может просить у кассационного суда, например, принять по делу новый судебный акт, направить дело на новое рассмотрение, оставить в силе одно из ранее принятых по делу решений или постановлений.

Иногда кассаторы просят принять по делу новый акт — это наиболее выигрышно для стороны независимо от обстоятельств дела и доводов, которые она приводит.

Кассация не сможет принять новый акт, так как для этого ей придется исследовать и оценить доказательства, а суд кассационной инстанции не вправе это делать. Такое несоответствие просьбы и доводов снижает убедительность жалобы и часто вызывает вопросы и критику в кассационном суде.

Изучите материалы дела и подберите возможные доводы для кассации. После этого определитесь, как сформулировать просительную часть кассационной жалобы.

3. Слишком поздно подали дополнительные документы

Часто юристы слишком поздно подают позиционные документы и неверно их оформляют. Суды обычно принимают документы прямо в заседании, но только не кассационные.

Если представить отзыв на жалобу, дополнения, письменные объяснения прямо в заседание, кассация может их отклонить.

 Например, суд указал, что письменные объяснения поступили накануне судебного заседания, и отказал приобщить их к материалам дела.

Учитывайте особенности суда. Например, Арбитражный суд Московского округа может не принять письменные объяснения, так как считает их новыми доказательствами, которые кассация не может принимать. Поэтому оформляйте дополнительные объяснения как текст выступления — его суды обычно принимают.

Источник: www.pravx.ru

Источник: https://zen.yandex.ru/media/id/5c3caecf24fdbc00ab3c729d/pochemu-iuristy-proigryvaiut-apelliaciiu-i-kassaciiu-5c4accf1570db000ae5b0655

«Убедительных доводов не представлено». Зачем нам апелляция и мотивировка в арбитражном процессе?

Что такое доводы в суде

«Убедите меня в своей необходимости, 

роскошью быть я устала!»

М. Цветаева

Ни раз уже писано-переписано на эту печальную тему и все равно невозможно терпеть безобразие.

Думаю, многие юристы в арбитражном процессе неоднократно читали апелляционные постановления, в которых написано примерно так: «убедительных доводов, основанных на доказательствах и позволяющих отменить обжалуемый судебный акт, апелляционная жалоба не содержит».

При этом в самом постановлении эти «неубедительные доводы» вообще никак судом не оцениваются. Они даже не описаны, хоть бы кратенько. Конечно, не найти в постановлении и причины, по которым доводы признаны судом «неубедительными» и «не основанными на».

Юрист устраивает танцы с бубнами – пишет всевозможные доводы в жалобе, говорит по существу, системно, теоретизирует, приводит практику и доктрину, чтобы разбудить это сонное судейское царство (надеясь, что его слушают все-таки юристы в лице судей, а не чиновники с неясными степенями кандидатов «ненаук»). Ну, да, конечно. Все видели эти стеклянные глаза. Потом читает юрист апелляционное постановление, а там пусто. Будто тишина была на судебном заседании целый час, вся жалоба состояла из одной фразы типа «прошу решение суда первой инстанции отменить» и вообще никто на рассмотрение не явился.

Иначе говоря, фраза «убедительных доводов не представлено» фактически означает, что вообще никаких доводов и не было.

Если запустить эту шаблонную фразу в поиск правовой базы, вам выйдет большой список постановлений и определений вышестоящих инстанций вот с таким незатейливым обоснованием. Но меня тут все-таки больше интересуют апелляционные суды.

Три вопроса:

    1) Как убедить апелляционную инстанцию в том, что доводы убедительны, чтобы это выглядело убедительно?

         2) Как обратить внимание апелляционного суда на обязанность выносить мотивированный судебный акт?

        3) Зачем нам вообще апелляция, если она фактически не работает?

Может еще один вопрос возникать, дополнительный, – как судебную практику анализировать, если выводы судов шаблонны, сделаны без привязки к обстоятельствам дела и доводам жалобы? А преюдицию как применять по ч.2 ст.69 АПК РФ, если ничего нет в судебном акте про доводы и обстоятельства якобы рассмотренные судом?

Между тем п.4 ст.15 АПК РФ еще никто не отменял, а там написано, что «принимаемые арбитражным судом судебные приказы, решения, постановления, определения должны быть (!) законными, обоснованными и мотивированными (!)».

Тут становится понятным стремление судебной системы отказаться от мотивировок совсем (собственно их часто и нет) – чтобы снять с судьи личную ответственность за вынесенное решение и формулировку, под которой судья подписался.

Очевидно, что это происходит по разным причинам – за неимением у судьи времени или чтобы избежать позора от незнания закона, а еще от элементарного нежелания думать. Про другие причины просто промолчу. Думаю, как правило, это происходит по привычке, шаблонно опять же.

Но разве судья имеет право мыслить шаблонно? Разве судья – не фанат Права? Ему совсем ничего в профессии уже не интересно? Слишком много риторических вопросов, понимаю.

Никто не стал бы спорить с тем, что изложенное письменно объяснение судом причин вынесенного решения является обязательным, ведь это есть результат соблюдения всех базовых принципов отправления правосудия.

Например, как справедливо указывал ЕСПЧ, мотивированное судебное решение демонстрирует сторонам, что их заслушали (и услышали), а также дает стороне возможность обжаловать судебный акт.

Кроме того, изложение мотивированного решения является единственной возможностью общественного контроля отправления правосудия (Пункт 83 Постановления ЕСПЧ от 11 января 2007 года по делу “Кузнецов против Российской Федерации” (жалоба N 184/02).

Тут мы должны признать, что наше общество не является надлежащим «контролером» всего происходящего в стране (являлось ли когда-либо?). У нашего общества нет такой реальной возможности.

Любопытно, что в Федеральном конституционном законе «О Конституционном Суде Российской Федерации» (ст.

75) содержится требование о содержании в решении КС следующего: «доводов в пользу принятого Конституционным Судом Российской Федерации решения, а при необходимости (!) также доводов, опровергающих утверждения сторон». Очень смущает, конечно, – это «при необходимости», особенно в случае КС РФ.

В свою очередь, в ст.271 АПК РФ указано, что в постановлении апелляции, например, должно быть «краткое изложение содержания принятого решения» и «мотивы, по которым суд отклонил те или иные доказательства (но не доводы сторон) и не применил законы и иные нормативные правовые акты, на которые ссылались лица, участвующие в деле».

Также в постановлении должны быть отражены «доводы, изложенные в отзыве на апелляционную жалобу» и «объяснения лиц, участвующих в деле и присутствующих в судебном заседании». При этом в норме не указано, что в постановлении апелляции (по аналогии с КС РФ) могут/должны присутствовать доводы суда, опровергающие утверждения сторон.

Иначе говоря, в этом «сонном царстве» рассуждать о правовой природе того или иного явления – неслыханная дерзость или просто бесполезное сотрясение воздуха. Судя по всему, апелляция для того не предназначена. Мало того, что доводы сторон в постановлении апелляции обычно никак не оцениваются, эти доводы и объяснения даже в постановлении не отражаются.

Особенно это касается новых категорий дел, по которым судьи вообще не знают, что сказать. Нет у них своего мнения, а «сверху» еще ничего не пришло.

Понятно, что должны быть разумные пределы «реакции» суда на доводы и объяснения сторон. Не может же суд по каждому делу писать гигантский трактат в виде постановления. Но я все-таки выступаю за детальное обоснование судебного акта с учетом каждого довода сторон.

Ну, или хотя бы можно как-то ожидать от суда минимального объяснения, почему тот или иной довод ему показался неубедительным. Это было бы полезно со всех точек зрения, если судебная система вообще планирует развиваться, а не грустить в своем болотце.

И объясните же мне, в чем смысл существования апелляции? Не так ведь часто апелляции решения первой инстанции отменяют и вовсе не потому, что нижестоящие такие молодцы, а просто вникать не хотят. Все это знают.

Вот бы апелляции вдруг и немного по-цветаевски засомневались в своей необходимости и честно назвали бы роскошью государства их содержать совершенно без пользы… (мечтательно и со свойственным мне идеализмом, хоть и осознаю, что все это совсем не убедительно).

Источник: https://zakon.ru/blog/2019/4/22/ubeditelnyh_dovodov_ne_predstavleno_zachem_nam_apellyaciya_i_motivirovka_v_arbitrazhnom_processe

Боруленков Ю.П. Довод как категория доказательственного права. Часть 1. Довод как риторическая конструкция системы судебного доказывания

Что такое доводы в суде

 В центре внимания автора находится «довод» как категория доказательственного права, призванная отразить сложность архитектуры доказательственной системы в условиях устного состязательного судопроизводства.

Довод ‑ это предложенная стороной юридического процесса в контексте правовой позиции речевая смысловая конструкция, в которой фактические данные (содержание процессуального доказательства) интерпретируются, нагружаются расширяющими их понимание определенными значениями, встраиваются в доказательственную (аргументационную) систему.

Отмечается, что довод всегда там, где оспариваются те или иные положения, претендующие на закрепление в качестве фактических данных как содержания процессуальных доказательств.Подчеркивается, что от убедительности довода зависит придание определенной силы доказательству.

Ключевые слова: состязательное судопроизводство;процессуальное доказывание; процессуальное доказательство; судебная аргументация; «довод» как категория доказательственного права.

Боруленков Юрий Петрович доцент кафедры «Судебная деятельность» Юридического института Владимирского государственного университета имени А. Г. и Н. Г. Столетовых, кандидат юридических наук, доцент

Существенное влияние на теорию доказательств и доказывания оказала логика и риторика, некоторые категории (понятия) которых, так или иначе, нашли свое место как в процессуальной теории, так и в законодательстве. Такими категориями стали «довод» и «аргумент».

Многие из авторов, проводящих исследования в сфере доказывания-аргументации[1] в условиях состязательного юридического процесса, не разделяют (используют как тождественные) понятия«довод» и «аргумент»[2].Мы исходим из того, что втеории аргументации и риторике[3] эти две категории являются отражением совершенно разных сущностей.

Поскольку указанные науки «аргумент» определяют как суждение[4], выведенное посредством логической операции умозаключения (вывод), то в теории доказательств ему соответствует понятие «доказательственный факт»[5]. Аргумент как средство риторической аргументации – это основанный на исходных (фактических) данных вывод из умозаключения субъекта доказывания[6].

[…] По нашему мнению, риторический аргумент как элемент доказательственной системы включает не только собственно вывод из умозаключения как содержание доказательственного факта, но и обоснование достоверности данного вывода[7].

[…] В отличие от аргумента доводтрактуется как суждение (или совокупность взаимосвязанных суждений[8]), посредством которого обосновывается истинность какого-либо другого суждения. Довод, по М. Ломоносову, есть «сложенная идея, удостоверяющая справедливость предполагаемой материи»[9].

В традиционном понимании довод предназначается для поддержки тезиса–утверждения, которое аргументирующая сторона находит нужным внушить аудитории. Довод – это мысль, приводимая в доказательство чего-нибудь[10].

В доказательственной системе довод обосновывает тезис, а аргумент есть вывод из умозаключения, и в логической конструкции сам является тезисом, подтверждаемым процессуальными доказательствами и соответственно доводами. Довод обосновывает юридические (процессуальные) доказательства, а аргумент доказывается процессуальными доказательствами.

И то и другое входит в понятие аргументации. Сущности, обозначаемые терминами «аргумент» и «довод», призваны отразить сложность архитектуры доказательственной системы в условиях устного состязательного судопроизводства.Одним из первых отметил нетождественность довода и доказательства С. В.

Курылев, подчеркнувший, что «утверждения сторон (“ссылки”) сами доказательствами не являются»[11].[…] Необходимость в юриспруденции сущности, обозначаемой как «довод», заключается в следующем.

Поскольку в ретроспективном познании доказывание в основном строится на косвенном доказывании, а результат достигается той или иной степени вероятности, то возникает необходимость от наличного объяснения обратиться к «доказательству принципиальной возможности объяснения». Как отмечал П. А.

Флоренский, все объяснения условны, данному объяснению с равным правом может быть противопоставлено другое, этому – опять новое, и так далее. Здесь таится противоречие: объяснения претендуют на точное знание, но лежащие в их основе модели, фиктивные образы мира, подставляемые вместо явления, по природе своей «обречены на вечную гипотетичность»[12]. По мнению А. А. Кухты, на область эмпирического познания, каковым является процессуальное познание, программа логики не может быть в полной мере перенесена. Требуется добавление к теории доказательств, процедур подтверждения, постулатов убеждения[13].

Убеждающая сила процессуального доказательства зависит от эффективности его представления в суде.

[…] Являющаяся основанием правовых притязаний доказательственная (фактическая) база формируется не только в ходе судебного следствия, но и в рамках прений сторон, поскольку на данной стадии участники процесса своими позитивными и негативными доводами дают оценку, свою интерпретацию исследованным доказательствам. Субъект доказывания осуществляет специальную работу с имеющимися доказательствами, сортирует их на: пригодные и непригодные; весомые и незначительные; приемлемые и неприемлемые и т. д.[14] От конструкции, убедительности довода зависит придание определенной силы доказательству.

Исходя из имеющихся доказательств, выстраивается как правовая позиция, так и линия аргументации (доказывания). В то же время доказательства всегда преломляются через призму той правовой позиции, которую занимает субъект доказывания.

Довод – это суждение стороны, основанное на факте. Правовой довод выступает носителем того фактического материала, который принято именовать юридическим доказательством.

Довод это предложенная стороной юридического процесса в контексте правовой позиции речевая смысловая конструкция, в которой фактические данные (содержание процессуального доказательства) интерпретируются, нагружаются расширяющими их понимание определенными значениями, встраиваются в доказательственную (аргументационную) систему[15]. […] довода – это оценка и обоснование принятия конкретного процессуального доказательства в определенную доказательственную систему. Суть довода состоит в демонстрации убедительности факта.

[…] Довод значим для суда, поскольку, выступая средством познания, позволяет раскрыть содержание процессуальных доказательств.

[…] В. А. Новицкий и Л. Ю. Новицкая отмечают, что сложившаяся судебная практика показывает использование термина «доводы» в отношении анализа не только фактической, но и юридической основы дела с позиции стороны[16].[…] Можно согласиться с Н. К. Пригариной, классифицирующей риторическиерациональные доводы на внешние и внутренние[17].

Внутренние доводы основываются на собственных рассуждениях оратора, и могут быть:

а) информационно-фактическими (фактические данные, лежащие в основе конкретного юридического дела);

б) логическими (традиционные способы рассуждения ‑ топы): определение, причина, обстоятельство, свойства, цель, сравнение).

В составевнешних рациональных доводов выделяют:

а) теоретические, опирающиеся на теоретические положения науки, законы и другие, официально допущенные судом документы;

б) практические ‑ привлекаемые извне конкретные прагматические данные: статистика, свидетельства экспертов и пр.

Ценностные (этические) риторические доводы ориентированы на некий образец, этическую норму, отражающую основные ценности общества.

Внутренниеэмоциональные доводы опираются на материалы юридического дела и связанны с желанием возбудить у участников судебного процесса (как правило – присяжных) различных эмоций. К внешним эмоциональным доводам относят доводы-примеры, доводы-образцы, доводы-сравнения. Этические оценки в аргументации судебной речи переплетаются с эмоциональными[18].

Обрамляя факт, довод превращается в правовую конструкцию. Специфика юридической аргументации состоит в приведении не просто доводов, а правовых доводов, основными свойствами которых являются:

а) востребованность нормой права. Юридическая норма либо содержит специальное указание на возможность приведения довода, либо фиксирует предписание, из которого субъект права делает вывод о возможности использования довода при отстаивании своей позиции;

б) допустимость нормой права. Норма права не должна препятствовать приведению довода;

в) содержательность. Доводом утверждается или отрицается нечто в предмете (содержании юридического доказательства);

г) субъектность. Довод высказывается субъектом процессуально-правовых отношений;

д) прагматичность. Довод приводится с целью вызвать (породить) желаемые (предполагаемые) правовые последствия[19].
  1. Александров А. С.Введение в судебную лингвистику Н. Новгород: Нижегородская правовая академия, 2003. 420 с.
  2. Александров А. С., Беззубов С. И., Фролов С. А. Как в суде делать факты словами // Актуальные проблемы философии права: сборник статей участников научного семинара / под ред. В. К. Бабаева. Н. Новгород: Нижегородская правовая академия, 2006. С. 32‑35.
  3. Александров А. С.,Кухта А. А. Судебные факты // Российский судья. 2007. № 8. С. 4‑5.
  4. Александров А. С., Фролов С. А. Относимость уголовно-процессуальных доказательств: монография. Н. Новгород: Нижегородская правовая академия, 2011. 176 с.
  5. Байрамов А. Г.Правовые доказательства как средства юридической аргументации // Юридическая техника. Ежегодник. «Юридическая аргументация: теория, практика, техника». Н. Новгород, 2013. № 7. Ч. 1. С. 68‑70.
  6. Боруленков Ю. П. Юридический факт как образ обстоятельства реальной действительности // Юридический мир. 2013. № 10. С. 50‑56.
  7. Боруленков Ю. П., Дмитриева Л. А.Психологическое воздействие как инструмент юридического познания и доказывания // Библиотека криминалиста. Научный журнал. 2014. № 2. С. 148‑154.
  8. Боруленков Ю. П. Общение – эвристический инструмент юридического познания // Мировой судья. 2014. № 6. С. 16‑22.
  9. Боруленков Ю. П. Судебная коммуникация // Мировой судья. 2014. № 8. С. 13‑19.
  10. Боруленков Ю. П. Теория доказательств и доказывания: аргументация как средство процессуального доказывания // Юридическая наука: история и современность. 2017. № 4. С. 146‑154.
  11. Боруленков Ю. П. Теория доказательств и доказывания: риторическая модель аргументации // Юридическая наука: история и современность. 2017. № 5. С. 101‑111.
  12. Боруленков Ю. П. Аргумент как риторическое средство судебного доказывания. Часть 1. Теория выводного знания // Мировой судья. 2019. № 2. С. 9-15.
  13. Боруленков Ю. П. Аргумент как риторическое средство судебного доказывания. Часть 2. Аргумент в структуре механизма доказывания // Мировой судья. 2019. № 3. 7-13.
  14. Ивин А. А. Основы теории аргументации: Учебник. М.: Гуманит. изд. центр ВЛАДОС, 1997. 352 с.
  15. Каргин К. В. Понятие юридической аргументации // Юридическая техника. Ежегодник. «Юридическая аргументация: теория, практика, техника». Н. Новгород, 2013. № 7. Ч. 1. С. 60‑64.
  16. Костенко Р. В. Новое понимание сущности доказательств в науке российского уголовного процесса // Библиотека криминалиста. Научный журнал. 2013. № 4. С. 170‑183.
  17. Курылев С. В. Объяснения сторон как доказательство в советском гражданском процессе. М.: Госюриздат, 1956. 187 с.
  18. Кухта А. А. Доказывание истины в уголовном процессе: Монография. Н. Новгород: Нижегородская академия МВД России, 2009. 569 с.
  19. Леднев А. А. Показания свидетеля как уголовно-процессуальное доказательство: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. 12.00.09. Н. Новгород, 2006. 29 с.
  20. Ломоносов М. В. Краткое руководство к риторике на пользу любителей красноречия / Избранные произведения. В 2-х т. Т. 2. История. Филология. Поэзия. М.: Наука, 1986. 496 с.
  21. Новицкий В. А. Средства судебного доказывания: новый подход // Проблемы реализации норм, регулирующих доказывание и доказательства в гражданском, арбитражном и административном судопроизводстве. Сборник статей по материалам Международной научно-практической конференции, Санкт-Петербург, 16 октября 2015 года / Под ред. Л. В. Войтович, В. И. Кайнова. ФГБОУВО «Российский государственный университет правосудия». CПб.: ИД «Петрополис», 2016. С. 245‑252.
  22. Новицкий В. А., Новицкая Л. Ю. Проблемы доказательственного права: теория, законодательство, судебная практика: моногр. СПб.: ЛГУ им. А. С. Пушкина, 2017. 168 с.
  23. Стукалова Т. В. Виды подходов к юридическим аргументациям в уголовном процессе // Юридическая техника. Ежегодник. «Юридическая аргументация: теория, практика, техника». Ч. 1. Н. Новгород. 2013. № 7.С. 319‑322.
  24. Пригарина Н. К. Аргументация судебной защитительной речи: риторическая модель: автореф. дис. … д-ра филологич. наук. 10.02.01. Волгоград, 2010. 31 с.
  25. Флоренский П. А.Наука как символическое описание // Соч.: В 4 т. М.: «Мысль», 1990. Т. 2. 880 с.

[1] Аргументация – это приведение доводов с целью изменения позиции или убеждений другой стороны. См. Ивин А. А. Основы теории аргументации: Учебник. М., 1997. С. 6.[2] См., например: Александров А. С.Введение в судебную лингвистику Н. Новгород, 2003. 420 с.;Стукалова Т. В. Виды подходов к юридическим аргументациям в уголовном процессе // Юридическая техника. Ч. 1. Н. Новгород. 2013. № 7.С. 319‑322; Новицкий В. А. Средства судебного доказывания: новый подход // Проблемы реализации норм, регулирующих доказывание и доказательства в гражданском, арбитражном и административном судопроизводстве. Сборник статей по материалам Международной научно-практической конференции, Санкт-Петербург, 16 октября 2015 года / Под ред. Л. В. Войтович, В. И. Кайнова. CПб., 2016. С. 250‑252. [4] Суждение – это форма мышления, содержащая утверждение или отрицание об окружающем мире, его предметах, закономерностях и взаимосвязях. Суждение – это отображение свойств предметов и явлений, их сравнение, отрицание или утверждение наличия этих свойств. Суждения бывают простыми и сложными. Различие между ними в том, что сложное суждение состоит из двух простых. Простое суждение: «Иванов нанес удар». Сложное суждение: «Иванов ушел, комната опустела». Формой суждения является повествовательное предложение. Умозаключение – это форма мышления, которая позволяет из одного или расположенных друг над другом и связанных между собой нескольких суждений сделать вывод в виде нового суждения. Вывод

Источник: https://www.iuaj.net/node/2634

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.